Художник книжной графики

В истории человеческой культуры изображение предшествовало слову. На протяжении первобытных эпох создавались росписи, где все впечатления о мире оживали только в зрительных образах. Их выразительная символическая речь показывала и рассказывала одновременно. Когда же сложилась письменность, то долгие века подряд в манускриптах рядом со строками текста обязательно соседствовали красочные миниатюры, рисунки, орнаментика. Такое соседство, несомненно, объяснялось глубокой потребностью хоть частично возместить утраченную в письменном изложении зримую конкретность рассказа.

Но изобразительные вставки, которые постоянно встречаются в древних рукописях, вряд ли правильно называть иллюстрациями. Они не столько следовали за повествованием, сколько по-своему, вполне самостоятельно, изображали те же самые события, ситуации, облики, что и авторы текстов.

Книжная иллюстрация, по сути дела, сравнительно молодое искусство. Подлинное начало его не совпадает и с первыми эпохами книгопечатания. Оно приходится на то время, когда художники, работая для книги, стали считать непременным законом жанра опору на образный мир, уже ранее созданный писателем. Такое отношение к иллюстрации в европейской книге достаточно определенно сложилось лишь в XVIII веке. А широкое общественное признание иллюстрационное искусство обрело еще позже, с середины XIX века.

В русской культуре конца XIX - начала XX столетия к иллюстрированию обращались крупнейшие мастера, художники, графики, живописцы, но работа для книги не становилась для них основной и постоянной. Такое положение сохранялось и в первые десятилетия советского книгоиздания.

Сегодня ни одна книга не выходит без участия художника. Уже давно потребовалось сужение специализации и выделение, как особой, профессии художника книжной графики. 

Далеко не каждый художник может выступать в этой трудной области. Для этого требуются особые данные, особое пристрастие и даже особое направление художественной мысли.

Искусство книжной иллюстрации ближе всего и определенно сродни искусству театра. Подобно театральному режиссеру, художник-иллюстратор должен глубоко понять идейный, образный и поэтический строй и смысл литературного произведения, которое берется иллюстрировать своими рисунками или гравюрами; нужно построить сквозное действие в своей серии иллюстраций, определить роль, характер, значение всех действующих лиц романа или повести, поэмы или драмы.

Художника книги сравнивают и с архитектором - он тоже, учитывая задачи художественные и технические, строит многостраничное издание. Сравнивают с аккомпаниатором, музыкальное сопровождение которого, даже самое тихое и тонкое, придает действию нужный настрой, с дирижером, по-новому интерпретирующим известное произведение, сравнивают с талантливым читателем, с документально точным историком... Только в том случае, если художник, мастерски владеющий своей профессией, обладает и перечисленными выше способностями, он становится подлинным художником книги.